Notice: Undefined index: id in /var/www/wbistnx/data/www/ufabist.ru/wp-content/pages/index.php on line 2
Текст #000182

Текст #000182

Когда-нибудь, возможно, напишут историю экранных персонажей, рассмотрев ее сквозь призму социального сознания, его изменений и скачков. Историю их эволюции от времен героя-массы до Чапаева, Максима и других незабываемых «великих граждан» тридцатых. От симпатичных персонажей эпохи «бесхитростной человечности» — помните, рубеж пятидесятых, всенародную популярность Леонида Харитонова, Николая Рыбникова, Надежды Румянцевой, их улыбки, открытые лица, душевные песенки под аккомпанемент демократичной гармони или гитары — до физиков Михаила Ромма и далее, к нашим дням, к «деловым людям», лидерам НТР... И будут, конечно, в этой истории и глава о неожиданном, но на поверку вполне закономерном, связанном с принципиальными социально-нравственными процессами «буме» «школьного кино»; и о несколько ранее выкристаллизовавшемся на экране типе сдержанно-ироничного, сугубо современного во всех своих повадках и привычках человека, не склонного и в самый отчаянный или счастливый миг жизни подчиниться первому порыву, крикнуть, заплакать, захохотать. Он тушил вежливым острословием и собственные вспышки, и излишне эмоциональные реакции других. Страсти его подчас настолько уходили в подтекст, в намек, в «хорошие манеры», что, чудилось, у него и вообще отсутствуют сильные движения души. Сперва такие персонажи котировались. Потом — вызвали подозрение: а вдруг за этим современно-ироническим комплексом поведения — обыкновенная пустота и равнодушие? Самый памятный вариант такой ситуации — памятном фильме М. Хуциева «Июльский дождь».
Причем, я полагаю, историки эволюции киногероя установят преемственность между вышеназванными фигурами и теми же «деловыми людьми». Последние явно все-таки демонстрировали (не все, конечно, но многие) предельную простоту, прагматизм не только в том, что касалось производства (здесь деловитый, рационалистичный, если угодно, утилитарный подход в большинстве случаев уместен и плодотворен), но и в проявлении чувств.
Я не случайно позволил себе бросить беглый ретроспективный взгляд на киногероев последних двух-трех десятилетий. Стоит поразмыслить: какое место занимают в этой веренице герои Е. Габриловича? Частично на этот вопрос я уже пытался ответить. Получается так, что чуть ли не каждый персонаж драматурга находился в оппозиции к тому типу, который входил в моду, количественно преобладал на экране.
Последние годы — не исключение. Пожалуй, даже, спор сценариста с иными из его коллег — спор не словесный, спор творческий, через воплощенные художественные образы — становится все более явным.
Впрочем, это не совсем точно. Эмоции, открытые чувства, сильные переживания не в чести не только у авторов и героев некоторых кинокартин. Многим из наших современников они, по словам публициста Евгения Богата, представляются непрестижными. То есть вопрос идет не о каком-то «внутри-экранном» перекосе, не о произвольном смещении интереса кое-кого из драматургов и режиссеров, а об отчетливой и невторостепенной тенденции в жизни общества. А это обстоятельство, на мой взгляд, для Е. Габриловича — неизменно основное. Он всматривается в жизнь. Экран для него не ориентир.
Поэтому, почувствовав угрозу «вечным сюжетам», драматург пошел путем вначале косвенного, а затем — и прямого противопоставления «рационалистам» в жизни и в искусстве героя эмоционально яркого, открытого. Я опять о Тане Теткиной и Паше Строгановой, которые появились на экране благодаря содружеству Е. Габриловича, Г. Панфилова и И. Чуриковой. Они сильно и вдохновенно утверждали, что полнота жизни, душевная раскованность, готовность удивленно и радостно шагнуть навстречу жизни и любви, приняв на свои плечи и трагедии ее, и крушения, и отчаяние потери, — сердцевина одаренности. Условие талантливости. Залог максимального самораскрытия, которое оправдает твое существование, придаст ему цель и смысл... порнофильмы 2017 онлайн